НомераИрбит.ру 2017, Погода, объявления, магазины и организации города Ирбит
Бывший дом купца Колмакова (Ирбит)
Адрес: г. Ирбит, ул. Ленина, 4
Дом по улице Ленина, 4 принадлежал ирбитскому купцу Павлу Федоровичу Колмакову. Владея не­большим кожевенным заводом, он обратился в 1898 году в город­скую Думу с заявлением разрешить ему «построить в квартале «для заведений смрад и нечистоту производящих» новое здание завода с паровым котлом и иными усовершенствованиями». Пере­устройство Дума разрешила, приняв, вероятно, во внимание, что Колмаков в 1887 году на Урало-Сибирской выставке в Екатерин­бурге за усовершенствование выделки дублёных подошвенных кож был удостоен серебряной медали. Торговал Павел Фёдорович кожами на площади аккурат у па­мятника Екатерине II. Каменный одноэтажный дом был построен в 1858 году на углу улиц Торговой и Пермской. Усадьба была небольшой и составля­ла 1264,8 м2. Может, поэтому в усадьбе не было ни сада, ни ого­рода, а только хозяйский дом и каменные сараи, деревянные ко­нюшни, крытые железом. Почти половину усадьбы занимал двор (542,9 м2), который образовали дом и хозяйственные постройки, ворота и каменная ограда вдоль улицы Торговой. Здание обращает на себя внимание туристов, художников, архи­текторов, журналистов каменный двух­этажный пристрой к дому в виде неболь­шой готической крепости с каменными зубцами, стрельчатыми окнами и угло­выми башенками-фонариками. Пристрой был возведен в 1910 году по проекту В. И. Беринга. Тонкое архитектурное решение Беринга, совершенно не харак­терное для Ирбита, при качественной кирпичной кладке, выполненной местными мастерами, сразу выделило, и не на один век, Калмаковский дом. В готическом стиле был решён вход-калитка в усадьбу и утра­ченные ныне ворота. Учитывая, что усадьба находилась у центральной Торговой (Ека­терининской) площади, вся она была застроена, главным образом в целях ярмарочных интересов хозяина, домами, где приезжие могли за хорошие деньги получить уют и надёжное хранение то­варов. Основной интерес и уникальность представляют расположен­ные в утолщённых каменных стенах проёмы с винтовыми лестни­цами, ведущими на основной первый этаж. Лестницы были из кух­ни и из кладовых. Очевидно, что подвальный этаж занимала прислуга: кухарки, горничные, повара, которые не только там работали и жили. По­являться они должны были по зову хозяина или гостей в период Ирбитской ярмарки по винтовым лестницам. А гости у хозяина, как и у многих ирбитчан, в ярмарку были постоянно. К примеру, в 1910 году у Павла Фёдоровича останав­ливались Давлет Кильдеев, Мухамет Мустафа из Петропавловска, Абдул Искаков из Тюмени, покупавшие разный товар, Иван Ре­шетников из Тюмени, продававший выделанные кожи (не боялся хозяин конкурентов), а ещё и его ближайшие родственники Ре­шетниковы Фёдор и Сосипатр. Проживал у Колмакова Фархутдин Фархутдинов из Томска, покупавший на ярмарке пушнину. И в этом нет ничего странного, поскольку данный район Ирбита, звавшийся «татарским концом», был местом, где собирались продавцы и покупатели сибирской пушнины. Справедливости ради надо сказать о хозяине, что он не только, как и все, сдавал в ярмарку комнаты и не только с душой зани­мался кожевенным производством. Павел Фёдорович был челове­ком не равнодушным к Ирбиту. В марте 1915 года гласный Думы П.Ф. Колмаков принял на себя обязанность по наблюдению за благоустройством общественного сада, бульваров и рощ. Хлопотное и безвозмездное занятие… Шла Первая мировая война, Дума решала, где разместить тысячи(!) пленных австрийцев, как не допустить в городе голод, антисанита­рию, болезни. И в это время принявший на себя обязанности хранителя «зе­лёного ожерелья» Ирбита Колмаков уже 20 августа 1915 г. подал в городскую Думу заявление о производстве ремонта в обще­ственном саду, предоставив чертёж-проект и запросив 800 руб­лей. При обсуждении заявления Колмакова гласный Думы Шеломенцев заявил, что война вызвала более существенные неотлож­ные расходы и городскому управлению не приходится заботиться о садах, «об улучшении их в целях создания удобств, для гуляния публики…» Цены на подённые работы высоки, и крупных работ производить не следует. Удивительно, но Колмакова поддержали гласные Думы купец первой гильдии Д. В. Зязин, Н. И. Шехирев. А гласный Филимонов заявил, что Колмаков сделает ремонт не только хорошо, но и экономично. Дума поддержала П.Ф. Колмакова и разрешила произвести за­ведующему городским общественным садом планируемый ремонт, выделив для этого требуемую сумму из городского бюджета. Это лишь штрих из биографии П.Ф. Колмакова. Ещё один штрих — любовь Павла Фёдоровича к музыке и искусству. Архивные документы свидетельствуют, что в доме Колмакова было пианино, три фонографа и двести сорок валиков для воспроизведения из­вестных мелодий, а помимо того «олеграфические картины», фотографические карточки, многочисленные гипсовые статуи, карти­ны «в точёных рамах», книжные шкафы и этажерки с книгами. Всё это и многое другое красноречиво говорит об определён­ном культурном уровне П. Ф. Колмакова и о тех, кто там бывал в гостях. Как и раньше, дом привлекает своей необычностью специалис­тов-архитекторов и туристов. На сегодняшний день дом используется как жилой.
Сохраните информацию в соц. сеть, чтобы не потерять!
Просто нажмите нужную кнопку ниже.
назад главная